Й.Л.Рунеберг. Стихотворения (продолжение 3)

Опубликовано Надежда 30.03.2008

Из „Сказаний фенрика Столя I“ (1848)
_________________________________________________________________
Умирающий воин

День кровью павших обагрен,
На Лемо  берегах
Был бой, умолк последний стон,
Кто спит, а кто угас;
Темно над морем и землей,
В могиле и в ночи покой.

У кромки темных волн морских,
Бесстрастных зрителей
Резни, солдат седой утих,
При Гогланде  он в бой
Ходил, здесь, голову склонив,
Лежит, бледнея, весь в крови.

И некому произнести
Прощальные слова,
И родину не обрести,
Здесь не его земля;
Где Волги плеск — его края,
А здесь в нем видели врага.

Он взгляд потухший иногда
Устало поднимал,
Вдруг на песке, где бьет волна,
И там, где он лежал,
Бойца он юного узнал,
Последний раз взглянул в глаза.

Свистели пули взад, вперед,
Кровь теплая текла,
Бойцы водили хоровод,
Чтобы убить врага,
Теперь едва живой седой,
Не ищет схватки молодой.

В ночи пустынной и глухой
Вдруг слышен звук весла,
Круг светит лунный золотой
На мертвые тела,
И тенью лодка подплыла,
И дева юная сошла.

Как привидение в ночи,
По следу смерти шла,
Молчит и плачет, и глядит
На мертвые тела.
Очнувшись, лишь старик взирал
На этот мрачный карнавал.

Задумчиво он наблюдал,
Пока она брела,
Томился он и ждал, печаль
Глаза заволокла,
Предчувствие лишило сил,
И понял он, кого убил.

Услышав зов издалека,
Уверенно идет,
Она уже почти дошла,
Ее как дух ведет;
Вот в свете призрачном луны
Сраженный юный швед лежит.

И имя крикнула она,
В ответ ей тишина,
Легла и друга обняла,
Но не обласкана,
Безмолвен он, душа пуста,
Пробита грудь и холодна.

Вдруг старый воин вслух сказал,
А сам затрепетал,
Сползла вниз по щеке слеза,
Звук ветер разметал,
Он встал, и, сделав к деве шаг,
Он тут же бездыханный пал.

Как толковать печальный взгляд,
Что он хотел сказать?
Когда он плакал скупо так,
Что надо в том искать?
Поднялся он, затем упал,
А, отходя, чего желал?

Измученной душе своей
Молил он дать покой?
Выпрашивал прощение
У девы той ночной?
Скорбел над тем, что обречен:
Быть жертвой или палачом?

Из чуждой нам пришел страны,
Врагом он нашим был,
Но выше всякой он хулы,
Как мы: он лишь служил;
Месть оставляет в жизни след,
За гробом ненависти нет.

   Лемо (швед. Lemo) — река к югу от Або, где 19-20 июня 1808 г. состоялась битва между шведской и русской армией.
  При Гогланде… (швед. Hogland) — остров в Финском заливе, к югу от Котки, где 17 июля 1788 г. шведский флот под командованием герцога Карла выстоял в сражении против русского флота
„Fanrik Stals sagner I“, 1848
_________________________________________________________________
Den doende krigaren

Forsvunnen var en blodig dag,
Det var pa Lemos strand,
De slagnas sista andedrag
Ren tystnat efterhand;
Det morknade kring land och hav,
Och lugn var natten som en grav.

Vid bradden av den dunkla vag,
Som skadat dagens strid,
En gammal krigare man sag,
En man fran Hoglands tid;
Hans panna lag mot handen stodd,
Hans kind var blek, hans barm forblodd.

Ej kom en van, som kunde fa
Hans sista avskedsord,
Ej var den jord, han blodde pa,
En alskad fosterjord.
Hans hembbygd Wolgas bolja skar;
En hatad framling har han var.

Hans oga lyftes opp ibland,
Fast slocknande och matt.
Pa samma slatt, pa samma sand,
Helt nara der han satt,
En halft forstelnad yngling lag,
Han sag pa honom, nar han sag.

Nar kulan ven, nar striden brann,
Nar badas blod rann varm,
Med vredens eld de mott varann
Och provat svard och arm.
Nu sokte ej den unge strid,
Nu holl den gamle kampen frid.

Men natten skrider mer och mer,
Ma hor ett arslags sus,
Och manen gar ur moln och ger
Den hemska nejden ljus;
Da syns en julle tatt vid strand,
En ensam flicka ror i land.

En fridlos valnad lik hon sted
I spar, der doden gatt.
Hon gick fran lik till lik och teg,
Hon tycktes grata blott.
Med hapnad hennes tysta tag
Den gamle, vackt ur dvalan, sag.

Dock mera mildt, med var minut,
For varje steg hon tog,
Och mera tankfullt ar forut
Hans sorgsna oga log.
En aning grep hans hjerta visst,
Han tycktes veta vad hon mist.

Han tycktes vanta: och hon kom,
Som om en bud hon hort,
Sa tyst, sa lugnt, sa visst, som om
En ande henne fort.
Hon kom. Vid nattens bleka sken
Hon sag den fallne Svensken ren.

Hon sag, och ropte hogt hans namn,
Det kom ej svar igen;
Hon sjonk emot hans oppna famn,
Men slots ej mer av den.
Hans genomstungna brost var kallt,
Och stumt var allt, forvissnadt allt.

Da, sager sangmon, foll en tar
Uppa den gamles kind,
Da talte han ett ord, vars spar
Forsvann i nattens vind,
Da stod han upp, ett steg han tog
Och hann till flickans fot och dog.

Vad sade val hans sorgsna blick,
Hans ord ej tydda an?
Den tar, som ur hans oga gick,
Vad mening lag i den?
Och nar till flickans fot han hann
Och foll och dog, vad tankte han?

Var det for hjertats frid, kanske,
Han hojde an sin rost?
Var det en bon, han ville be
Till ett forsonligt brost?
Begret han menskans harda lott,
Att plaga och att plagas blott?

Han kom fran ett fiendtligt land,
En ovans svard han bar,
Dock fatta, broder, rord hans hand,
Och mins ej vad han var;
O, blott pa livet hamnden ser,
Vid graven hatar ingen mer.

1836

Источник: 

Рунеберг Й.Л. Избранное. Лирика (с параллельным шведским текстом). “Сказания фенрика Столя” (отдельные баллады). “Король Фьялар”. Критические статьи. Письма. / Перев. со швед. В. Дорофеева, Е.Дорофеевой. Сост., вступ. ст. и коммент. Е. Дорофеевой. — СПб.: “Коло”, 2004.

Вы можете оставить на нашем сайте ваши отзывы и комментарии, а также вопросы для Елены.

Приятного чтения!

Й.Л.Рунеберг. Стихотворения (продолжение 2)

Опубликовано Надежда 30.03.2008

Стихотворения III (1843)
_________________________________________________________________
Невеста

О, незнакомец, посиди
Вечернею порой,
Не нарушая тишины,
У хижины со мной;
В печальной ты найдешь глуши,
Приют измученной души.

Здесь над заливом у воды,
В безмолвной пустоте,
Всегда увидишь деву ты,
Склоненную к земле,
За грань миров устремлена,
Как снег, щека ее бледна.

Бесчисленные ночи, дни,
И завтра, и вчера,
Проводит у морской волны,
Всегда она одна,
В глазах ее не видно слез.
Давно их выплакала все.

Вот мягкий вечер настает,
И дует ветерок,
В заливе виден небосвод,
Как в зеркале лицо;
А дева в глубину глядит,
В безбрежность взгляд свой устремив.

Но шквальный ветер вдруг несет,
Вздымает гребни волн,
И отраженный небосвод,
Ломается как лед,
Бесстрастный взор ее тогда
Уносится за облака.

Давно на этом берегу
Любимого ждала,
Плыл он к родному очагу
Тогда издалека;
У скал был морем погребен,
И тело не нашли потом.

О, незнакомец, не тревожь
Безумственный покой,
И в грезах пусть она живет
Безбрежной глубиной,
Ведь это все, что у нее,
Осталось от любви ее.

Dikter III (1843)
_________________________________________________________________
Bruden

Kom, gode framling, satt dig ned
Och hvila vid mitt tjall,
Stor ej den tysta nejdens fred
I denna lugna qvall;
For sorgen ljuf dess stillhet ar,
Ett brustet hjerta vakar har.

Se, der vid fjardens nakna strand
En flicka skadar du;
Med pannan lutad mot sin hand
Hon sitter ensam nu,
Hon blickar stum mot land och sjo,
Och hvit ar hennes kind som sno.

O, mangen dag, o, mangen natt
Hon synts der nu hon ar;
I gar vid samma vag hon satt,
I morgon finns hon der.
Hon gret nangang en tar forut,
Men langesen hon gratit ut.

Nar qvallen kommer mild och klar,
Nar flakten gjort sitt tag,
Och fjarden, lik en spegel, har
En himmel i sin vag,
Da sanker hon mot djupet ner
Sin stela blick, och ser och ser.

Ibland da vinden ater vacks,
Och boljans yta rors,
Och glansen rubbas, spegeln bracks,
Och djupets himmel stors,
Hon lyfter tyst sitt oga opp
Och ser mot skyn, fast utan hopp.

Hon satt engang pa samma strand
Och sag mot samma fjard,
Hon sag sin alskling lemna land
Och styra hit sin fard.
Vid klippan der blef sjon hans graf,
Ej ens hans lik den atergaf.

Och derfor hennes hemska ro,
O framling, ej forstro!
Lat hennes sorgsna blick fa bo
I djupet af sin sjo.
Det ar det enda hon har qvar
Af all den gladje, fordom var!

1836
Продолжение следует…

Источник: Рунеберг Й.Л. Избранное. Лирика (с параллельным шведским текстом). “Сказания фенрика Столя” (отдельные баллады). “Король Фьялар”. Критические статьи. Письма. / Перев. со швед. В. Дорофеева, Е.Дорофеевой. Сост., вступ. ст. и коммент. Е. Дорофеевой. — СПб.: “Коло”, 2004.

Вы можете оставить на нашем сайте ваши отзывы и комментарии, а также вопросы для Елены.

Й.Л.Рунеберг. Стихотворения (продолжение 1)

Опубликовано Надежда 30.03.2008

Из сборника „Стихотворения II“ (1833)
________________________________________________________
Под Рождество

Луна высвечивала путь,
Голодная пищала рысь,
В деревне где-то выли псы,
Шел путник поздний сквозь кусты,
Ему до дома далеко,
А вечер был под Рождество.

Усталый шел он в тишине,
По снегу шел и по тропе,
Он торопился к очагу,
Хлеб белый нес в свою семью,
Где все привыкли есть кору.
Дал барин хлеба бедняку.

Вокруг темно и ни души,
Вдруг видит — отрок впереди,
Сидит безмолвный на снегу,
В ладони дышит на ветру,
И будто каменный молчит,
Свет лунный зримо холодит.

Пойдем, несчастное дитя,
Со мной, согрею я тебя, —
Страдальца юного берет,
На хутор дальний с ним идет,
И с хлебом, к празднику вдвоем,
Вошли они в желанный дом.

Жена сидела у печи,
Держа ребенка на груди:
Ты задержался, милый мой,
Входи скорей к себе домой,
И гостя пригласи, — сама
Спокойно отрока ввела.

Казалось от ее любви,
Огонь теплее стал в печи,
Она забыла про нужду,
И стол готовит к ужину,
Хлеб радостно она взяла,
И молоко, что припасла.

Соломой крыт холодный пол,
Рождественский сегодня стол,
Уже садится детвора,
Остался отрок у огня,
Его хозяйка позвала,
И посадила у стола.

Молилась дружно вся семья,
Жена хлеб резать начала;
Благословен будь нищих дар:
Гость юный с места так сказал,
Слеза в глазах его была,
Когда ломоть взяла рука.

Хозяйка делит каравай,
Но тот в руках не убывал,
Была она изумлена,
На гостя взгляд перевела,
Но перед ней не тот, кто был,
А словно облик изменил.

Глаза, как будто две звезды,
Лицо светилось изнутри,
Лохмотья пали с плеч долой,
Как след туманный над горой,
Гость превратился в ангела,
Прекрасного, как небеса.

Избу свет дивный озарил,
Сердцам надежду подарил,
Свершилось чудо здесь в глуши
Для праведных людей в ночи,
И нет прекрасней Рождества,
Посланец среди них Творца.

С тех пор прошло немало зим,
Я как-то дом тот посетил,
Пришел туда под Рождество,
У очага, за тем столом,
С седеющею головой,
Сидел хозяйский внук с семьей.

С ним рядом чуткая жена,
Детей веселая гурьба,
И радостно всем в доме том,
Они молились за столом,
И было видно, как они
В святыню верят во все дни.

А под единственной свечой,
За той смиренной трапезой,
Стояла кружка с молоком,
И рядом белый хлеб ломтем,
Спросил я: для кого еда,
В ответ: для ангела Творца.

Dikter II (1833)
________________________________________________________
Julqvallen

Den bleka manen sken pa mon,
Af hunger tjot i klyftan lon,
Och hundens skall ljod langt i byn;
Men vandrarn gick vid skogens bryn,
I odemarken lag hans tjall.
Det var en kulen juleqvall.

Han skyndade sin trotta gang
Pa stigen, ofveryrd och lang,
Af barn och maka vantad hem;
Han bar ett hogtidsbrod at dem,
Pa herregaln i byn begardt,
De sjalfva lange bark fortart.

Det borjar morkna mer och mer,
Da han en ensam gosse ser,
Som sitter stum pa drifvans rand
Och andas i sin kalla hand;
Vid qvallens an ej slackta sken
Han tycktes halft forstelnad ren.

“Hvart leder, arma barn, din stig?
Kom hem till oss att varma dig!”
Sa sagdt, han tog den frusna med,
Och hann omsider gardens led,
Och tradde in till stugans fest
Med brodet och sin spada gast.

Vid muren satt hans dagars trost,
Med yngsta barnet vid sitt brost:
“Du drojt sa lange pa din fard,
Kom hit och satt dig vid var hard;
Och du ocksa!” — Sa om, sa  lugn
Hon ledde gossen narmre ugn.

Och snart, vid hennes vard, man fann
Hur brasan mera lifligt brann.
Hon tycktes glomma bort sin nod,
Hon tog sa gladt sin makes brod,
Och bar det fram till aftonvard,
Med litet mjolk, i bunken spard.

Fran halmen, glest pa golfvet bredd,
Till festens maltid, sparsamt redd,
De muntra barnen redan gatt;
Vid muren qvar blef gasten blott.
Hon tog den arma med sig da,
Och forde honom fram ocksa.

Och nar en tacksam bon var slut,
Hon tog sitt brod och delte ut.
“Valsignad ar den godes skank”,
Sa talte gossen pa sin bank,
Och taren i hans oga log,
Nar han den bjudna skifvan tog.

Hon ville dela, som hon delt;
I hennes hand var brodet helt.
Forvanad hon sitt oga fast
Pa framlingen, sin spada gast;
Hon undrar och hon ser och ser,
Han syntes ej den samma mer.

Hans oga brann, som stjernan, klart,
Hans panna lyste underbart,
Fran skuldran spridde sig hans dragt,
Som dimmorna for vindens flakt,
Och hastigt star en engel der,
Sa skon, som Skaparns himmel ar.

Ett saligare ljus gick opp,
Hvart hjerta slog af frojd och hopp.
Det var en oforgatlig qvall
Uti det goda folkets tjall;
Och skonare var ingen fest,
Ty engel blef hos dem som gast.

Sen mangen vinter gjort sitt tag,
Jag kom en julqvall dit och sag.
De godas hydda fanns der an,
Och deras soneson i den;
Han hade borjat grana ren,
Och satt till bords vid brasans sken.

Det var sa ljust, det var sa gladt;
Hans maka vid hans sida satt,
Och barnaskaran rask och skon;
Det var, som om de slutat bon,
Det var, som om de hade trott,
Att i en helgedom de bott.

Men hogst vid bordet brann ett ljus,
Det enda i de frommas hus,
Dit stalldes mjolk och hvetebrod,
Men ingen njot dess overflod.
Jag fragte hvems den platsen var.
“Den gode engelns”, gafs till svar.

1832

Продолжение следует…Вы можете оставить на нашем сайте ваши отзывы и комментарии, а также вопросы для Елены.

Й.Л.Рунеберг. Стихотворения

Опубликовано Надежда 30.03.2008

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию перевод стихов Рунеберга с параллельным шведским текстом. Надеемся, что это будет интересно не только тем, кто интересуется финской литературой, творчеством Рунеберга, но и тем, кто изучает на наших курсах шведский язык. Материалы предоставлены автором переводов и членом нашего Финского клуба Еленой Дорофеевой http://www.finnishclub.ru/category/znakomtes-chlenyi-finskogo-kluba/ .

Вы можете познакомиться с творчеством Елены и ее мужа:

Рунеберг Й.Л. Избранное. Лирика (с параллельным шведским текстом). “Сказания фенрика Столя” (отдельные баллады). “Король Фьялар”. Критические статьи. Письма. / Перев. со швед. В. Дорофеева, Е.Дорофеевой. Сост., вступ. ст. и коммент. Е. Дорофеевой. — СПб.: “Коло”, 2004.

Вы можете оставить на нашем сайте ваши отзывы и комментарии, а также вопросы для Елены.

Из цикла „Идиллии и эпиграммы I“ (1828-1829)
________________________________________________________
№ 27

Ойан Паво — лучший тавастландец,
Сын Финляндии — он знаменитый,
Возвышается скалой над всеми,
Сильный он и быстрый, будто буря.
Сосны вырывает только с корнем,
Голыми руками бьет медведей,
Лошадей вздымает на загривок,
Гордецов сминает, как солому.

Вот пришел могучий Ойан Паво,
И предстал перед народом в тинге,
Он гордыней обуян и славой,
Как сосна стоит на мелколесье;
Он вскричал собравшимся здесь людям:
Есть ли среди вас женой рожденный,
Кто на месте меня сдержит силой,
Лишь мгновение на этом месте?
Пусть получит тот мой дом огромный,
Пусть тот заберет мои богатства,
Пусть возьмет мои стада большие,
Телом и душой ему предамся.
Так сказал народу Ойан Паво;
Но со страхом глянули крестьяне,
Оробевшие от слов гиганта,
И никто к нему тотчас не вышел.

Только девушки с восторгом смотрят,
Удивляются задору парня;
И стоит могучий Ойан Паво,
Выше всех сосной на мелколесье,
У него глаза, как звезды в небе,
Ясное лицо, как день погожий,
Русые власы легли на плечи,
Горный перевал их освещая.

Пред толпою вышла только Анна,
Самая красивая из девиц,
Ясная и нежная, как утро.
К Ойан Паво резко устремилась.
И сомкнула руки вокруг шеи,
Сблизила сердца предельно сильно,
Попросила выйти с ней из круга.

Оказался парень побежденным,
Сдвинуться совсем не мог он с места,
Тихо молвил он, склоняясь к деве:
Анна, Анна, проиграл сегодня,
Тотчас получи мой дом огромный,
Тотчас забери мои богатства,
Тотчас ты возьми стада большие,
Телом и душой тебе предамся.

Тавастландец — житель края Тавастланд (швед. Tavastland) в Финляндии.
 Тинг (швед. ting) — собрание бондов — свободных землевладельцев-воинов, разбиравшее тяжбы, судившее за преступления.

Idyll och epigram I (1828-1829)
________________________________________________________

№ 27

Stor var Tavastlandarn Ojan Pavo,
Stor och valdig ibland Finlands soner,
Stadig, som en granbevuxen klippa,
Djerf och snabb och kraftig som en stormvind.
Tallar hade han med rotter uppryckt,
Kufvat bjornar med sin blotta armkraft,
Lyftat hastar ofver hoga garden,
Och, som stran, formatne manner nedbojt.

Och nu stod den starke Ojan Pavo
Stolt och valdig uppa lagmanstinget;
Midt pa garden stod han ibland folket,
Som den hoga furan ibland smaskog;
Men han hof sin stamma opp och sade:
Finns har en af qvinna fodd och ammad,
Som formar att halla mig pa stallet,
Blott ett ogonblick pa samma stalle;
Den ma taga strax mitt rika hemman,
Den ma vinna mina silfverskatter,
Den ma aga mina manga hjordar,
Och med kropp och sjal ar jag dess egen.
Sa till folket talte Ojan Pavo;
Men forskrackte stodo bygdens drangar,
Tigande i nejden af den stolte,
Och der tradde ingen fram till honom.

Och med undran och med karlek sago
Bygdens flickor pa den unga kampen;
Ty han stod, den starke Ojan Pavo,
Som den hoga furan ibland smaskog,
Och hans oga brann, som himlens stjerna,
Och hans panna lyste klar som dagen,
Och hans gula har foll pa hans skuldror,
Som ett solglanst stromfall ofver fjallet.

Men ur qvinnohoppen framsteg Anna,
Hon, den skonaste af bygdens flickor,
Vacker som en morgon till att pase.
Och hon framsteg raskt till Ojan Pavo,
Slog omkring hans hals de mjuka armar,
Narmande sitt hjerta till hans hjerta,
Pressade hans kind mot sina kinder
Och sa bjod hon honom slita los sig.

Men den starke gossen stod besegrad,
Kunde icke rora sig af stallet,
Utan sade svigtande till flickan:
Anna, Anna, jag har tappat vadet,
Du ma taga strax mitt rika hemman,
Du ma vinna mina silfverskatter,
Du ma aga mina manga hjordar,
Och med kropp och sjal ar jag din egen.

1829

Продолжение следует…

«Образы «Калевалы» в изобразительном искусстве»

Опубликовано Надежда 25.03.2008

«Каждый художник творит свою «Калевалу». Какими бы разными ни были взгляды художников на искусство, их творческие метод и стиль, эпическая поэма Элиаса Леннрота остается одной из главных тем в искусстве Карелии и Финляндии

Новый очерк Елены Дорофеевой «Образы «Калевалы» в изобразительном искусстве» можно прочитать на сайте

http://norse.ru/culture/suomi/kalevala.html

Paasiaisena

Опубликовано Надежда 23.03.2008

 Meidan puolestamme toivottelemme kaikille blogin lukijoille erittain hyvaa paasiaista!

Kannattaa katsoa:

Munien maalaaminen on tarkea osa ortodoksista paasiaista

http://www.hs.fi/videot/1135234953567?kategoria=Uutiset&sivu=1

Iloista PAASIAISTA suomalaisille ystavillemme!

Опубликовано ahma 23.03.2008

PAASIAISAAMUNA

Punertaa pensaat ihanat
nyt teilla, joilla hohtaa jaa.

Valossa kentat sulavat,
ja sini taivaan
loasta hymyaa.

Kai kirkkomaalla myoskin nyt,
etaalla, jonne paase en,
ikuinen paiva
sen siunaten.

Sa, joka ripsin hienoisin
nyt siella nukut, tunsitko,
kun viime kerran suutelin
suloista tukkaas,
niin kymaa jo?

Lahella ehka seisoitkin
ja sokealle hymyillen
kai pyysit, etta itkisin
vain tuska maista,
vain yota silmien.

Saima Harmaja. 12.4.1936

Paasiaisterveisin Finnishclubilaiset

Олавинлинна

Опубликовано Толя Вересов 18.03.2008

p1130136.JPG p1130158.JPG p1130160.JPG p1130245.JPG

Крепость Олавинлинна

Замок Олавинлинна – первый финский замок, построенный в эпоху огнестрельного оружия в глуши северной Карелии. Замок выстроен на скалистом острове Кюренсалми, принадлежащим водной система озера Сайма.

В начале 14 века между Швецией и Новгородским княжеством был заключен Ореховецкий мирный договор. По этому договору восточная граница Швеции проходила по региону Саволакс (Савонлинна). Финляндия тогда уже являлась частью шведского королевства. Граница была четко установлена только на бумаге, на деле же четкого разграничения не было, что, естественно, порождало военные стычки.
В 15 веке, Великое княжество Московское присоединило к себе Новгород.. Такая сильная держава у восточных границ шведского королевства не вызывала у шведов оптимизма, тем более что у шведов был единственный укрепленный замок на русской границе – Выборг. По Ореховецкому мирному договору 1323 года запрещалось строительство крепостей на Карельском перешейке по обе стороны границы: эта область должна была быть демилитаризованной. Но шведы решили выстроить еще один замок для защиты своих восточных рубежей и внутреннего водного торгового пути. Крепость Олавинлинна была основана датским наместником Финляндии Эриком Аксельссоном Тоттом в 1475 году. Первоначально крепость была названа шведами Нюслотг (Новый Замок) (позднее Нейшлот, затем Олафсборг – Замок святого Олафа (назван в честь католического святого 11 века, особо почитаемого в Норвегии).

Крепость была построена на скалистом острове в бассейне озера Сайма. Течение вокруг острова настолько сильное, что зимой вода практически не замерзает и оборонять крепость из-за этого проще. Русские же считали, что остров, на котором началось строительство замка, находится на их территории и прилагали все усилия, чтобы помешать строительству. Они атаковали баржи, которые везли на остров песок, камни и известь. (Кстати, исследования, проведенные уже в наше время, показали, что русские были совершенно правы – замок был построен на русской территории, а граница пролегала западнее на 5 километров.)
Круглые башни замка указывают на то, что он был построен уже в эпоху использования огнестрельного оружия. На строительстве замка работали 16 иностранных мастеров. Техника кладки стен указывает, что они прибыли, скорее всего, из Ревеля (Таллина), где городская стена сложена в той же манере и примерно в то же время. Средневековый замок состоял из трех башен, которые соединялись стенами. Две башни: Колокольная (Bell Tower) и церковная (Church Tower) сохранились до сих пор, а третья – Башня святого Эрика была разрушена и разобрана в начале 18 века. Позже были добавлены еще один внутренний дворик, жилые постройки и еще две (?) башни.
Полностью достроить крепость еще не успели, а уже в 1495 году крепость подвергается осаде русских войск. Но в этом году взять крепость русские не смогли. Как не смогли и в следующем – обе осады крепость выдержала.

До начала 18 века замок Олавинлинна был шведским форпостом на восточной границе. В 1700 году началась Северная война России и Швеции. В 1714 году замок, после длительной осады, был взят русскими войсками. Первый русский период крепости был коротким – с 1714 по 1721 год.
После заключения Ништадского мирного договора эта территория возвращалась Швеции и замок опять стал шведским. В результате Русско-шведской войны 1741-1743 годов и подписания Абовского мира замок Нейшлот (Олавинлинна) отходил к России. С этого времени и в течение почти 100 лет в крепости находился русский гарнизон.
Олавинлинна потеряла свое военное значение в 1809 году, когда Финляндия стала Автономным княжеством в составе Россиийской империи. До 1847 года в крепости оставались военные, а в 1850-х крепость в течение нескольких лет использовалась как тюрьма. В 1917 году Финляндия получила независимость и крепость получила свое сегодняшнее имя – Олавинлинна.
В 1860-х года два сильнейших пожара сильно повредили крепость. Первые реставрационные работы проводились в замке тогда же, в 19 веке, но полностью крепость была отреставрирована только в 1961-1975 годах.

Сейчас Крепость Олавинлинна является финским национальным памятником. Это один из наиболее сохранившихся северных средневековых замков. Крепость открыта для туристов круглый год, а летом в ней проводится знаменитый Оперный Фестиваль Савонлинны.

Источник: http://www.someplaces.spb.ru/suomi/olavinlinna/Olavinlinna.htm

Новые встречи в ПЕТЕРБУРГЕ

Опубликовано Надежда 15.03.2008

Спешим порадовать Вас очередными мероприятием и приглашаем Вас посетить волшебную выставку иллюстрации детской книги из Финляндии «ВЗАПРАВДУ ПОНАРОШКУ. Муми-Тролли и многие другие»

 А что же взаправду? Взаправду будет выставка иллюстрации детской книги, большая и красочная, со множеством оригинальных работ современных художников Финляндии, с настоящим книжным лесом, городом, морем и долиной муми-троллей. Будут встречи с финскими авторами и художниками, творческие мастерские для детей и взрослых, целые корзины книжек, а главное будет ни капельки не скучно!

Когда, спросите Вы? С 18 марта по 6 апреля 2008 года
Где? В выставочном центре Санкт-Петербургского Союза художников по адресу ул. Большая Морская, 38, днем с 13. до 19 (кроме понедельника).

А по вторникам всем вход свободный!

 Мы также приглашаем Вас на встречи с финскими иллюстраторами в Дом Книги – три вечера в течении трех недель, подробности в приложении.

 С уважением,
Сотрудники Института Финляндии в Санкт-Петербурге.

 Hyvat ystavat!

 Meidan on ilo kutsua teidat suomalaisia lastenkirjakuvituksia esittelevaan suurnayttelyyn ”Satua ja totta. Muumiperhe ja monet muut”.

 Olette myos tervetulleita suomalaisten kuvittajien tapaamisiin ” Dom knig” paikassa – kolme iltaa jarjestetaan kolmen viikon aikana.

Lisatietoja on liitteena lahetetyissa tiedostoissa.

Kunnioittaen

Suomen Pietarin instituutti

ИНСТИТУТ ФИНЛЯНДИИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

совместно с СОЮЗОМ ФИНСКИХ ИЛЛЮСТРАТОРОВ (KUVITTAJAT)

при поддержке ЦЕНТРА СОЦИОЛОГИИ ИСКУССТВА

ГЕНЕРАЛЬНОГО КОНСУЛЬСТВА ФИНЛЯНДИИ   |   МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ ФИНЛЯНДИИ
представляют 

Встречи для взрослых и детей в Доме книги

Три вечера, в течении трех недель, каждый вторник в 18.00

(в рамках выставки «ВЗАПРАВДУ ПОНАРОШКУ» Мумии-Тролли и многие другие) 
 18 марта 

Маркус Маялуома — ведущий финский иллюстратор. Он не только проиллюстрировал, начиная с 1990-го года, множество детских книг, но и написал больше десятка собственных книжек-картинок. 

Книги Маркуса Маялуома про папу Пентти Розохолмайнена и его троих детей, Осси, Вейно и Анну-Мари, готовятся к выходу в издательстве «Самокат». 
 25 марта 

Мерви Линдман –  одна из талантливейших финских художниц, востребованная не только у себя на родине в Финляндии, но и за ее пределами. 

В России в издательстве «Открытый мир» вышли уже три ее  книги.

1 апреля

Презентация книги «Сокровища лесных эльфов» выпущенной Санкт-Петербургским издательством «ДетГиз».

Встреча с автором Рееттой Ниемела и переводчиком Анной Сидоровой.

Ведет встречу поэт и переводчик Михаил Яснов.

Как сказала сама Реетта, это сборник сказочных стихотворений, основанных на забавных случаях, которые в разное время происходили с ней, ее друзьями и знакомыми.

Встречи состоятся по адресу Невский проспект, дом 28 (Дом Зингера)

ПРИЯТНЫХ ВСТРЕЧ!

Kevat tulee…

Опубликовано ahma 13.03.2008

ENSIMMAINEN KEVATPAIVA

Ensimmainen kevatpaiva jaa
viela vareilemaan ylla pihan.

Pieni talvilintu livertaa
uusin aanin, uupumatta ihan.

Hopealta kuori oksien
hohtaa hamyn tihetessa hiukan.

Kevea on ilma hiljainen.

Kaikki aarteet elamani niukan,
 
kaikki armo, minka ikanaan
sydan omisti, lie lasna tassa:
valossa, mi katkee hymyaan,
sadenhuntuisessa hamarassa
 
Saima Harmaja. 30.3.1937


Copyright © 2007 Финский клуб. All rights reserved.